Мужичка б в аренду!

Лето в самом разгаре. Июль в зелёном наряде, длинноволосые пшеничные поля готовятся к стрижке “под ноль”, вода в реке медленно перекатывает едва видимые волны. Солнце хлопает лучами в ладоши, не сдерживая эмоции, и радостно ослепляет прохожих. Утро. Ещё воздух не раскалился от жары, стайки птиц заходятся в радостном пении. Лето. Изумительная пора. Дождались.
С пляжной сумкой, в которую чего только не напихано, в широкополой шляпе бегу на остановку автобуса, где меня заждались Галка с Тонькой. Ещё вчера на променаде мы решили, что пора бы нам отдохнуть душой и телом, позагорать, покупаться и лёжа на песочке перемыть кое-кому кости. Тонька, недовольная моим опозданием, скорчила мне рожу и стала похожа на бабку Ёшку. Галка – попроще, всем улыбается, кланяется, как дурочка, а на самом деле хитрющая девка. Втиснулись дружно в автобус: не одни мы на пляж едем, поэтому автобус полнёхонек. Нам не привыкать.
За болтовнёй не заметили, как доехали до железнодорожного моста, спустились к реке и так называемому пляжу, который усыпан гравием, но славу богу наши формы позволяют лежать и на каменюках, не то, что этим тощим и костлявым шкидлам, шлёпающим впереди нас. Разложили полотенца, разделись, огляделись и осторожно пошли к воде. Тонька, когда вошла в реку, то её уровень значительно поднялся, конечно, при таких пышных формах – это не удивительно. Даже мы около неё кажемся тростинками, хотя размер у нас пятьдесят второй, а может уже и больше. Наверно час сидели в воде, пока мурашками не покрылись, резво выскочили и довольные купанием разлеглись на полотенцах, достали бутылки с водой и огляделись.
Галка – разведёнка, иногда перебивается мужчинками женатыми, но дальше этого дело не идёт. Тонька вообще замужем не была, с одним хахалем несколько лет всё дружила, а женился он на её соседке, маленькой, тощенькой, видимо решил силы поберечь – мол, ещё в жизни пригодятся. А обо мне что говорить? Не была, не имела, но хотела. Тонька, качаясь на своём животе, как на мячике, сразу нашла интересующий её объект лет под пятьдесят, с кривоватыми ногами и громадным пузом, лысым, в смешной панаме, и призывно начала ему улыбаться. Галка ехидно улыбалась: ей такое чудо не нужно, а по-мужественнее не просматривалось на всём пляжном пространстве. Я тоже стрельнула глазками, но мои поползновения были, никому не нужны. Все мужики были с жёнами. На пляж-то могли бы и одни ходить, отдохнули бы от жён!.. Солнце начало припекать. И тут разморённая Галка выдала такое, что удивило даже нас.
– Вот сволочи! И днём, и ночью с жёнами. А как же мы? Ну ладно женились, детей настрогали… А остальному женскому обществу как жить?
– Галка, ты что, рехнулась? Это они на пляже с жёнами, а там, где никто не увидит, с любовницами шарахаются.
– Тонька, конечно, с любовницами в саунах водку жрут. Ты этого кривоногого зазываешь, а я его знаю, он начальничек небольшой, так он с двумя секретутками по очереди общается. А жена его на контроль поставила, отслеживает перемещения, но этот кобель хитрее. А вон и она… Одевай очки, а то глазюки сейчас выткнет, а поводыря нигде не найдёшь.
– Девчонки, а у меня идея! Нужно брать у жён мужиков в аренду. Здорово?
– Майка, ну ты придумала… Как это в аренду?
– Да очень просто! Как квартиру. Заключаешь с женой договор, оговариваешь сколько раз в неделю, и на сколько часов она сдаёт мужа тебе в аренду, сколько ты ей платишь, гарантируешь безопасный секс и всё. Он и знать не знает, зачем утюг надо отремонтировать, или ещё что-нибудь. Потом подарки начнёт носить, компенсирует твои затраты. И жене хорошо, и тебе. Она думает, что ты мужа не уведёшь, а на самом деле – как уж получится… Галка подскочила, как ужаленная осой, головой завертела во все стороны.
– Девки, я бы того в синих плавках в аренду взяла, ничего собой, и в плавках кое-что есть, и жена страшненькая, и купальник бедный. Я бы ей заплатила – смотришь, и приоделась бы она. И ей хорошо, и мне.
– Я, тоже нацепив очки от солнца, решила присмотреться. Один – мужик толстый, другой – одни кости, а этот – с утра пьяный в стельку, уже дымится, а он всё лежит… А вот в реке плавает ничего мужичок, не худой, не толстый, среднего роста. Только всё время спиной стоит, лица не рассмотреть. Как повернётся, будто случайно подойду к нему, познакомлюсь. Тонька заметила, куда я смотрю.
– Не пялься на мужика, я первая на него глаз положила.
– Ты на кривоногого и пузатого глаз положила! Не лезь не в своё дело.
Слово за слово – и все трое переругались насмерть. Вспомнили все обиды, кто у кого уводил, кто толще и кто красивее. В запале не заметили, как начали орать.
– Я его в аренду возьму, сказала – я.
– Что ты сказала? Это я сказала – мой будет.
– Дура, что ты в мужиках понимаешь?
Мужики начали прислушиваться. В синих плавках мужичок подошёл, спросил, про какую аренду мы здесь говорим. Галка аж взвизгнула.
– Да я хочу тебя в аренду взять, ты мне понравился – мой тип.
Мужик повертел пальцем у виска, подошёл к своей страшилке, ласково прижал её к себе, как королевишну, поднял на руки и понёс в другое место.
Кривоногий и пузатый, ухмыляясь, прохрипел Тоньке:
– А я не против, если меня возьмёшь в аренду, но платить будешь мне, на тебя без слёз и не взглянешь. Ха-ха-ха.
И надо же было в эту минуту повернуться мужичку, которого присмотрела я! Его удивлённое лицо, презрительный взгляд, как ушатом холодной воды, окатил меня. Это был мой сосед Жора, Лёлькин муж, с которой я по-соседски часто общаюсь. Краска залила моё лицо. В минуту мы собрались и рванули с пляжа, только каждая сама по себе и в разные стороны. Вот так и разрушилась женская дружба… И сосед, проходя мимо меня, странно улыбается, а Лёлька больше не заходит ни за хлебом, ни за солью…

Татьяна Уразова.

Please follow and like us:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *