Тоска по испорченной картине

ОБ АВТОРЕ: Хасай Магомедович Алиев – известный российский ученый-психофизиолог, врач, кандидат медицинских наук, психолог, писатель, член творческого Союза художников России, Заслуженный врач Республики Дагестан, Лауреат премии Ленинского комсомола Армении и т. д.
Суть его метода «Ключ» заключается в сверхскоростном овладении управлением своим состоянием при стрессе, изоляции, неопределенности.
Доктор Хасай Алиев открыл в себе художника методом “Ключ”, который создал в Центре подготовки космонавтов им. Ю. А. Гагарина для моделирования состояния невесомости, адаптации к стрессам и перегрузкам. Обучал военный персонал перед входом в атомоход Курск, был первым, который выводил из острого стресса пострадавших от терактов детей и взрослых в Кизляре Каспийске, Беслане, Москве, обучал психологов МЧС, Минобразования, Минздрава, журналистов, олимпийцев, испытателей “Марс 500”.

Хасай Алиев – основатель добровольного сообщества «Школа Хасая Алиева «Человек Будущего» – HOMO FUTURUS».
Цель Школы – сохранение разума и мира на планете.
Задачи – развитие творческого долголетия путем освоения навыков восстановления, коммуникации и “Озарение по заказу!” Это общедоступный Ликбез против стресса и утомляемости с развитием творческих качеств 21 века – новые принципы и правила подбора индивидуальных упражнений для здорового образа жизни и решения различных задач от личностных до межличностных, математических и повседневных задач, выступления на сцене или защиты диссертации, задач спортивных, изобретательских.
Присоединяйтесь к группам Homo Futurus в социальных сетях:
ВКонтакте: https://vk.com/homofuturus2
Фейсбук: https://clck.ru/FGX4i

Контакты Хасая Алиева:

Фейсбук: https://www.facebook.com/alievhasai1
ВКонтакте: https://vk.com/hasaialiev
Инстаграм: https://www.instagram.com/hasai.aliev/
Одноклассники: https://ok.ru/hasaialiev
YouTube Канал: https://www.youtube.com/user/metodKlu4

тел: +7 910 464 53 68
WhatsApp, Viber , тел: +7 926 709 50 60
Skype: centr-klu4
эл.почта: hasai@mail.ru

Это знакомо каждому художнику: хотелось сделать лучше и лучше, и…
Но здесь о другом.

Однажды мне стало интересно, как устроено это самое высокое художественное элитное творчество.
Все говорят: высокое искусство! Смотрят на картины, сосредоточенно, оценивают!
Знатоки высокого искусства!

Я помню, когда нас, детей-школьников, водили в музей, мы – дети – сосредоточенно разглядывали картины, вздыхали, вполголоса говорили: замечательно, великолепно, великие произведения!
Сам я стоял, ничего не понимая, и удивлялся, что они там такое видят?!
Своих-то товарищей я знал, балбесов, поэтому и удивлялся, чего они там такое особенное видят! Высокое искусство! Ничего, наверное, они там такого, как и я, не видели, обезьяний рефлекс работал.

Можно, конечно, отличить, даже не умея петь, в песне фальшивую ноту. В каждом из нас – гармония, этот необыкновенный универсальный “слух” – чувство гармонии, инстинкт истины.
Но можно ли действительно по-настоящему оценить высокое достижение, восторгаться шедевром, если ты сам никогда такого сделать и не пробовал?
Попробуйте. Возьмите кисточку, нарисуйте Солнышко!

Я с детства думал, что не умею рисовать.
В школе перед нами ставили яблоко или молоток и предлагали нарисовать.
А у меня не получалось.
Даже линию правильно провести не мог.
Поэтому я думал, что рисовать не умею.
Вот Петров, например, художник, а я – нет.

Будучи уже взрослым, я увидел картины неожиданные, буйные, без обязательных правильных линий, в многослойном густом цвете, не такие, какие мне показывали, а для меня интересные.

Вот как, оказывается, можно!
И я бы так смог! И выясняется: эти картины тоже обладали высокой художественной ценностью!

Когда узнаешь, что то, что ты можешь делать, является ценностью, тебе и хочется это делать, хочется работать! Успех открывает веру в себя.

Это было первое откровение.
За второе я благодарен другу, художнику Рахману, который сказал, что рисовать – это кайф.

Этого про творчество я никогда не слышал и не читал, что творчество – это кайф.
Обычно говорят: муки творчества. Говорят, что творчество – труд.
И отпугивают от поиска свободы.
Это отголоски психологии удержания рабов.

Кайф!

Сам он рисовал, взад-вперёд ходя по комнате и напевая.

И вот тогда, когда я сам начал рисовать, мне стала открываться, как говорится, суть вещей.

Суть истины открывается, как оказалось, через осознание усилий, необходимых для её достижения. Осмысленный труд – это и есть кайф.
Тогда и видно достижение.

Мучаясь и радуясь над картиной, работая то в одном настроении, то в другом и наблюдая, как влияют на картину эти настроения, и краски, и величина холста, и всё на свете, я уже мог теперь понять, что всё на свете не случайно. Что за каждой счастливой неповторимостью мазка стоит целиком вся жизнь: и состояние здоровья, и сомнения, и вера в правоту своих идей, и вера в себя.
Теперь уже я мог понять, что шедевр получается не умелым смешением красок, а концентрацией всех человеческих сил, победой духа!

Произведения хорошие, говорят, понятные. Про кого-то, бывает, говорят, что это – в стиле Пикассо, Шагала или Ван Гога…
Я доволен, когда про меня говорят, что я – это я… У меня своё лицо.
А молоток я и сейчас рисовать не умею. Ну да бог с ним, с молотком.

Но вначале, когда я только начинал рисовать, в те самые первые дни, я уже открыл три вещи, которые нужны, чтобы создать произведение.
Хотя мой друг художник Рахман сказал, что этих открытий будет ещё миллион и что в живописи каждый раз открываешь что-то новое, эти три вещи мне открылись сразу.

Первое: в каждой картине, хотя бы в одной её точке, должно быть то, что наполняет её прелестью загадки.
Тогда тебе открывается в ней всё, как в сказке.
Второе: для этого в точке должны быть собраны все цвета, разбросанные на холсте. Как в горсти земли содержится почти вся таблица элементов Менделеева.

И третье…

Это – тот самый смысл.
Художник, конечно, это не тот, кто пишет картины, а тот, кто языком картины выражает смысл.

Абстракционисты, модернисты, авангардисты…

Одним движением мазка можно выразить характер. Но кому-то нужно больше точек, чтобы увидеть связи, нужен реализм, а кому-то и… фотография.
Мне не нравятся абстракционисты, модернисты, авангардисты. Это поиск, стадия эксперимента, попытка взятия высоты.
Художник – это тот, кто, взбираясь через абстрактные вершины, возвращается через эти высоты к земле, к жизни.
Из восточной философии: кто не испытал сатори (просветления), для того речка есть речка, горы есть горы, лес есть лес.
Кто приближается к сатори, для того речка – не речка, горы – не горы, лес – не лес.
А кто испытал сатори, для него, пробужденного, горы – опять есть горы, речка есть речка, лес есть лес.

Самая большая высота – это жизнь. Это и в поэзии. Как сказал поэт: от экспериментов Пастернака – к Пушкинской ясности.

Вот, про эту ясность.

Рисовал я бешено. Каждую ночь до шести утра. С полным посвящением, так сказать. Поэтому с первой попытки сделал картину – непохожую.
(Это не для критиков, критики найдут в этом любителя, но она – непохожая.) Не было у меня школы. Одна только страсть. Да опыт жизни. И философия бесценности живого.

И так вдохновился! Вошёл в работу!
Для меня – не умеющего – картина за картиной!
Весь в краске!

Кофе пил? Да!
Не досыпал? Хронически.
Перекуривал? Да!
К друзьям потом пошёл? Пошёл!
Пиво пил? Уже несколько дней.

Сидели с другом, министром, говорили, что культуры народов должны быть в Центре представлены!
Как все цвета на холсте.
Это и есть политика Центра и периферии.
А в чем же ещё политика?
Тогда и Центр будет уважать регионы, и регионы будут уважать Центр.

Друг, случайно что ли, стакан сверху хлебом накрыл.
И я сижу, и смотрю на этот стакан, накрытый сверху хлебом.
Вот, думаю, и смысл для большой картины: один большой гранёный стакан, на весь холст, накрытый хлебом.
– Я тебе подарю эту картину! – сказал я потом другу.

И всю ночь, опять, до шести утра рисовал.
Стал переделывать уже почти законченную картину. Светло-жёлтую со светло-красным.
Пустыня была красивая, зной ветров. Шедевр был.
И пошли на холсте в этом пьяном угаре краски синие на чёрном, стакан никак не получается, хлеб ржаной не получается, всё зелёно-болотное, сам я весь в краске болотной.

А в шесть утра, когда спать лёг, давление, наверное, поднялось.
Глаза закрыл – а передо мною холст.
И как подумаю о чём-то, картины мгновенно меняются, и всё так гармонично, шедевры мгновенно создаются!

Вот пятно зелёное, а на нём чёрная правильная тень, именно как надо, или, вдруг, угол синий, а на нём – ещё синее тёмный такой провис, и хлеб возник не так, как старался, а именно как надо – как натурально ржаной, а стакан под ним – не так, как рисовал, а как надо – углом!

Книга Хасая Алиева на английском языке.

И так до утра: всё рисуется, каждое мгновение всё меняется! Мозг кипит. Как бы открылось сразу, как надо рисовать! Как будто барьер перешагнул!
Теперь – художник!
А жутко-то как! Никак не уснуть! Мозг кипит!

Вспоминал потом. Анализировал.

Всё не случайно.
Было в жизни три необыкновенных подобных случая.

Как-то долго-долго на машинке печатал, несколько дней и ночей подряд, а потом, как о чём подумаешь, так будто печатаешь: отстукиваются мысли в голове как буковки на ленте. Навязчивость такая от истощения.
Или в другой раз.
Был в гостях у пограничников. Устроили мне рыбалку.
Целый день под солнцем рыбу удили. Сидишь себе, смотришь на поплавочек…
Поплавочек тихо-тихо на воде стоит, покачивается.
Долго, долго. А потом вдруг тук-тук… Вверх-вниз и под воду. Потом опять стоит и тук-тук, и резко под воду… И под водой вдруг тянет… Дёргай! Только успевай!
Ночью растянулся, утомлённый, в плащ-палатке и, только глаза закрыл, вздохнул – поплавок перед глазами.
Обрадовался. Приятный образ, можно спокойно заснуть.
А поплавок вдруг – тук-тук. Потом опять – тук-тук. И – дёргаешь!
И так до утра!

А вот и третий поразительный случай. Однажды, когда летел на рассвете утомлённый, в самолете вдруг шум моторов переменился и музыку слышать стал, как из радио, такую красивую! Оркестр. Как подумаю о чём-то – она плавно меняется, такая гармоничная! Потом вдруг шум двигателей опять переменился, и божественная музыка из головы исчезла… А в детстве меня из музыкальной школы выгнали из-за отсутствия слуха! Гармония, стало быть, внутри каждого из нас.

И в этот раз то же самое, как в самолете, когда я услышал музыку, как на рыбалке с поплавком, как после печатания на машинке… Только теперь в голове навязчивы были не музыка или поплавок или мысли как буквы печатные. В этот раз в голове после интенсивной работы с красками были картины. Да какие!

Видимо, гармония в нас живет одна, но сила включения этой гармонии, таланта нашего универсального, полностью зависит от того, чем мы с интересом заняты. У музыканта гармония в музыке. У шахматиста – в шахматах. У живописца – в живописи.

Только мера всё же нужна! Нельзя так себя насиловать.

Три дня умирал после этого творческого и пивного угара. Никак в себя прийти не мог.
В комнату с картинами входить не мог. Напряжение и депрессия.
Запах красок страх ада вызывает.
Но, слава Богу, наконец, возродился.
Отоспался, водой отпился.
Весна жизни!
Может, потому и пьют, несчастные, чтобы так разбиться на смерть и ожить! Как смена времен года!
Может, душа требует прожить так за одну жизнь миллион маленьких жизней: через миллион смертей и возрождений.
Как в стихах моего друга Абдуллы: “Жизнь разбилась на тысячу жизнишек…”
Потом дошло: не тебе одному такая обманчивая мысль в голову приходит, что именно тебя, как творца-мученика, Бог-творец пожалеет!

Каждому так кажется, что именно его минует.
Дуринушка!
Как же он тебя пожалеет, если он тебя живого сотворил, а ты дикарь и варвар по отношению к себе, сам себя разрушаешь? Перепутал творчество с разрушением, с обыкновенной примитивной перегрузкой! По дикости своей.

Культуры мало. Культура – это забота о живом. Вот!

Подошёл к своей картине с хлебом на стакане. Жуть какая-то прошибает, не картина – ад! Как из преисподней! Ясно стало: чудо прекрасное с больной душой не сотворить.

Ни одно психическое нарушение не остается без материальных следов.

И тоска, тоска по испорченной картине!

Были знойные ветры! Какая раньше была картина!
Как теперь тот шедевр повторить?!
Краски на холсте толстым слоем – грязные, стакан и хлеб – зелёно-болотные, сам я, как вспомнил – так вздрогнул, – весь в краске болотной.

А теперь голова-то ясная! Но куда этот ад вчерашний деть? Взглянуть страшно. Забирает.
Не прикасаться к аду! Взять быстрее новый чистый холст, потому что жутко?
Невозможно подойти. Страшно.
Или, набраться мужества и – поверху!
Мне ещё раньше говорил Рахман, что когда творческой поисковой фактуры на холсте больше – картина богаче.
Как и сама жизнь.
Я же хочу быть художником! Надо доделать!

И взял я кистью по этому зелёно-болотному и размешал это зелёно-болотное по всему холсту!
Затёр всё зелёно-болотным. Вдруг этот же самый зелёно-болотный цвет ёлочки выстроил, а между ними, этим же цветом, но более светлым, – обозначил кружочек.
Образовалась точка, которая окрасила всё вокруг загадкой сказки.
Потому что она хоть и светлая, но, в ней – все цвета, что на холсте, как в горсте земли почти вся таблица элементов Менделеева. Солнышко!

И появилась ясность! Жизнь. Смысл!

Берегите жизнь.
Культура, оказывается, – это способ достижения истины без саморазрушения.

Хасай Алиев.

Please follow and like us:

3 comments for “Тоска по испорченной картине

  1. Татьяна
    7 июня, 2020 at 9:57 пп

    Я не могу определить что меня задело. Но что то меня тронуло. Задело.

  2. 8 июня, 2020 at 1:10 дп

    Спасибо , Хасай Магомедович! Дорогой Учитель ! В Школе ЧЕЛОВЕК БУДУЩЕГО , вы нам рассказывали эти моменты и это было мотивацией , прошло почти три года и сейчас я поняла все по новому , уверена , что именно так как и описано ! Спасибо за ШКОЛУ , за приобретенную возможность осознания себя и жизни ! 🙏♥️

  3. 11 июня, 2020 at 3:28 пп

    “Художник – это тот, кто, взбираясь через абстрактные вершины, возвращается через эти высоты к земле, к жизни.
    Из восточной философии: кто не испытал сатори (просветления), для того речка есть речка, горы есть горы, лес есть лес.
    Кто приближается к сатори, для того речка – не речка, горы – не горы, лес – не лес.
    А кто испытал сатори, для него, пробужденного, горы – опять есть горы, речка есть речка, лес есть лес.

    Самая большая высота – это жизнь.” – вот те слова ,которые я искал, перечитал кучу книг, переслушал массу лекций и семинаров, а здесь все так просто и ясно. Всегда поражала ваша гениальная простота. Спасибо.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *