Лирика Юрия Баранова

Изображение Susanne Jutzeler, suju-foto с сайта Pixabay.
Тает снег 

Тает снег, обнажая осенний асфальт, 
Жизнерадостный смех провожает февраль,  - 
Он пока лишь аванс благодатной весны, 
Но чудесным теплом снова души полны! 

Подошёл, отошёл и прищурил свой глаз 
Луч - весёлый художник, творец, ловелас. 
И в награду ему зазвенела капель, 
С озорною улыбкой шёл апрель-менестрель!
Чуть-чуть о Марке Твене 

На одном из приёмов Твен беседовал с дамой,
Сделал ей комплимент импозантно и прямо:
- Восхитительны Вы, всех чудесней на свете,
Я мечтаю о Вас, словно птица о лете!..

Нелюбезная дама его осадила:
- К сожалению, ответить тем же самым не в силах.
Мистер Твен, не в моём Вы ни чуточку вкусе,
Не о той Вы напрасно хлопочите музе.

Рассмеялся Марк Твен: "На меня посмотрите,
И легко, и изящно, как я, Вы соврите!"
Чуть-чуть о Бернарде Шоу

- Разрешите молвить слово, -
Обратилась леди к Шоу. -
Снизошло вдруг озаренье,
У меня есть предложенье.

Вы умны, а я - красива, -
Магнетическая сила!
Если нам объединиться
(И, возможно, пожениться)
То у нас могли б родиться

Дети с красотой моею,
Ум, как Ваш. Ну, как идея?!
Детям не было б цены, -
Все вокруг потрясены!

- Впрямь, заманчива идея,
Чаровница Вы и Фея!
Но, боюсь, вдруг незадача,
И, не дай Бог, неудача...

Чертыхаясь и кляня, -
Дети красотой в меня,
А умом, неровен час,
Долго ль до греха - вдруг в Вас?!...
Женщине

В моей ладони бьётся сердце -
Оно протянуто тебе,
Оно доверчиво и чутко
Трепещет в такт твоей судьбе.

Вся гамма чувств, простых и сложных,
Переплетение страстей,
Предчувствий трепетно-тревожных,
Волшебных сполохи огней.

Твои страдания сжимают
Его в безжизненный комок,
И горечь едко проникает,
Как влага в страждущий песок.

Но жизнь есть жизнь - беда растает,
На смену радость ей идёт -
Моей ладони не хватает, -
Хмельное сердце так растёт!
  Морская волна 

Переплетение мгновений,
Моя реальность - вот она, 
На золотистый, пенный берег 
Стремится шумная волна. 

Вздыхает глубоко и ровно, 
И мчится вновь в морскую даль, 
И обнажается нескромно, 
Срывая белую вуаль. 

Переплетение мерцаний 
Далёких, изумрудных звёзд, 
И сонм волшебных ожиданий, 
Искусно сотканных из грёз.

И вновь летит, вздыхая сонно, 
Волна морская - пастораль, 
Задрапированная скромно 
В белокипенную вуаль...
Морской закат

Алой мантией с подбоем
Море синее укрылось,
С лёгким шелестом прибоя
Грусть вечерняя гасилась.

Парус тёмный выделялся
Силуэтом чётким, гордым,
В золотых лучах казался
Он отверженным изгоем.

Уходил вдаль по дорожке
Золотисто-серебристой,
Таял в дымке понемножку
На поверхности волнистой.

Альбатрос догнать стремился
Ускользающий вдаль парус,
К небу меркнущему взвился,
К ярко-огненному шару.

Крыльями махал он тщетно,
Парус в тишине растаял,
Устремлённый к цели светлой,
Одинокий и усталый.

Стихло море и уснуло,
Звёзды высыпали в небе,
И в почётном карауле
Отслужили свой молебен.
Элегия

Неожиданно и странно ты ворвалась в мою жизнь, 
Ангельскими крыльями нежно обняла; 
И взглянуть заставила сквозь цветную призму,
Так же ожидаемо "в никуда" ушла. 

Изумрудом вспыхнула изумлённо, радостно, 
Тотчас мы нашли с тобой уникальный тон. 
Ты взорвала стойкий мир монотонной праздности, 
Словно в сердце выстрелил юный Купидон. 

Влёт с тобой решали мы квадратуру круга, 
Щёлкали задачки даже посложней, 
Ощущали трепетно фибрами друг друга, 
С каждым новым часом ты была нужней. 

Образы стихов твоих зримые и сочные 
С запахом магнолии, как и ты сама; 
Бьющее энергией, ярким солнцем творчество, 
Бездна обаяния, тонкого ума. 

Разговор с тобою - разнотравье лета, 
Лучики разбрызганы над цветной рекой. 
Ощущенье радуги - рядом она где-то, 
Чуть, ещё немного, - дотянешься рукой. 

Я влюбился в образность, в красоту мышления, 
Страстность и стремительность твоих чистых слов, 
В твой, вполне осознанный, способ приобщения 
Неофитов дерзких к жизни вещих снов. 

Твой уход предвиденный не был откровением, 
Опыт дней минувших мне не зачеркнуть...
Но с волшебным чувством вечной благодарности 
За прозренье светлое я продолжил путь...
Портрет

Полутона, полунамёки,
Полувопрос, полуответ,
Полуулыбка, полуслёзы -
Как написать мне твой портрет?

Где явь и сон перемешались,
Где свет и тень переплелись
И, плавясь, таяли, сгущались,
И в одно целое сплелись?

О, эта царственная томность,
Неуловимый полужест...
Моя под окнами бездомность,
Желанный и безбожный крест.

Порывиста и вдохновенна,
Казалось, вот, открылась ты!
Еще секунда, но мгновенье -
Явились новые черты.

Я вижу сдержанность и строгость,
Застывший и упрямый взгляд...
Вдруг! - покоряющая робость
И лучиков цветной каскад!

Печальна, ласкова, покорна, -
Надменна, властна и дерзка,
И ускользающе-проворна,
Как с гор бегущая река.

И трепетна, без тени фальши,
Недостижимо высока…
Как луч, стремящийся всё дальше,
Как гениальная строка...
Уличный музыкант 

В певучей, златоглавой Праге, 
На знаменитом Карловом мосту, 
Где плещутся тихонько воды Влтавы, 
Услышал голос я, рождающий мечту. 

Звучал он нежной, плавной негой, 
И теплый бархат душу согревал,  - 
Принадлежал он человеку, 
Чей тембр с саксофоном совпадал. 

Глубокий, потаённый, страстный,
Рассказывал историю любви;
Свободный, романтически-прекрасный, 
Вибрируя от грусти и тоски. 

Отчётливо стаккато выдувая, 
Переходя с регистра на регистр, 
На струнах человеческих играя, 
Маэстро, маг, искуснейший магистр. 

Скользя по звукам сказочным легато, 
Певучим, сочным тембром чаровал, 
К истокам чистым уводил куда-то 
И бесконечно длинный звук держал...

В широкополой, элегантной шляпе, 
Саксофонист, усталый и седой, 
Чуть прислонясь к чугунной, львиной лапе, 
Держал он инструмент свой золотой. 

Они слились навеки совершенно, 
Душой и сердцем - братья-близнецы; 
И было всем понятно несомненно, 
Что оба они - музыки творцы. 

Играл он вдохновенно, экспрессивно, 
Пленяя с первых тактов, с первых нот, 
"Свингуя" виртуозно и красиво, 
Ведя в мир ярких, пламенных щедрот...

Чех был красив вчерашней красотою, 
Той молодостью, прошлым блеском глаз, 
Но музыка его слилась с душою, 
Он искренен насквозь был, без прикрас! 

Фруллато - говорящее рычанье, 
В душе моей бушует саксофон, 
Вибрато - амплитудное звучанье; 
Как мягок поглощающий субтон! 

Внимал ему с улыбкой нежной, зыбкой, 
Отчетливо и ясно понимал:
Без музыки была бы жизнь ошибкой, 
И я, как зачарованный, стоял. 

И в коде сверхвысокий звук эффектно 
Взмыл, устремляясь к солнечным лучам, 
И саксофон победно, самоцветно 
Вверх птицей златоглавою взлетал!...
  Я нашёл...

Я тебя находил не затем, чтоб терять, 
Что сказал невпопад, - горько думать опять. 
Выходить в звездопад, в васильковую рожь, 
На ромашке гадать, - не придёшь, не уйдёшь. 

Я с душою своей совладать не могу, 
Она ждёт там тебя, на другом берегу.
Тянет руки она так отчаянно мне, - 
Я иду вслед за ней по зыбучей волне. 

Вдруг внезапно душа увидала тебя, 
Вспыхнув сполохом ярким голубого огня, 
Наши души незримо и нежно слились, 
Прошептал я сквозь слезы: "Ты вернула мне жизнь!"...

Юрий Баранов.

Please follow and like us:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *