Гамлет «на воде»

gamletВ этом году гениальному Шекспиру исполнится 450 лет. Вот и московские театры выпустили аж трех «Гамлетов».

Французский режиссер Давид Бобе уже не первый раз работает с актерами «Седьмой студии». До этого были «Феи» и «Метаморфозы». Дополняют работу молодых актеров Ирина Выборнова, ее сексуальный с хрипотцой тембр просто завораживает, и звезда Питерской театральной сцены, ныне живущий и работающий в Москве, Алексей Девотченко. Гамлета играет совсем молодой актер Филипп Авдеев. Он — настоящая находка для спектакля, настолько органичен и точен в этой роли. Его Гамлет очень современен – это нервная натура, импульсивная, он живет, вопреки предательству матери, невесты, друзей детства. Декораций практически нет, зато темное пространство сцены нагоняет на зрителей страх с первых минут: выхода отсюда нет. Особенно эффектно выглядит конец спектакля, когда сцена заполняется водой, создается ощущения моря вышедшего из берегов. Герои вымывают там свою злобу, любовь, недоверие к миру. По праву можно сказать, на сегодня это лучшая постановка «Гамлета» в Москве.

Вот что говорит режиссер спектакля Давид Бобе: «Гамлет не знает ничего наверняка, но у него есть чувство правды. Что касается меня, то у меня есть чувство этого текста, его мощного резонанса с моей работой, со мной самим и с нашей эпохой. В начале действия весь миропорядок: природный, социальный, семейный, духовный, – разломлен и разворочен. Шекспир зафиксировал свою эпоху: конец одного мира и рождение нового. То же самое и сейчас: как нам действовать в мире, который повергнут в кризис, как его перевернуть? Не «Быть или не быть?», а «Действовать или не действовать?». Пуститься в бой, рискуя умереть и «не быть» — или же ничего не делать, сохранить мир в его положении, пропустить собственную жизнь и в итоге всё равно не быть?»

Бобе помещает пьесу Шекспира в мрачное и страшное пространство, где нет никакой романтики, а надежды давно забыты. Спектакль Бобе – разговор о катастрофе, переживаемой миром в XXI веке, и кризисе сознания современного человека. Строгие и условные театральные приемы сочетаются с образами масс-культуры, и Шекспир приближается к сегодняшнему дню. Текст звучит в специально созданном для спектакля переводе французской инсценировки – никакого трагического пафоса и сложных старинных оборотов. Герои говорят на современном языке, и не прячутся за красотой поэтического слова.

Сцена «Гоголь-центра» затопляется водой, а призрак отца Гамлета появляется на видеопроекции — но сложные технические эффекты в спектакле Бобе делаются лишь фоном для идеально выверенных мизансцен и простоты актерской игры.

«Гамлет» в постановке Давида Бобе — спектакль длинный, подробный, хотя и с купюрами в шекспировском тексте (пьесу перевели с прижизненного издания Шекспира на французский, с французского на русский, приблизив к современной разговорной речи). Главная проблема — неясность жанра; очевидно, что играть сегодня «Гамлет» в традициях психологического театра невозможно и не нужно, постановщик точно примеривался к разным способам изложения истории — как молодёжного ситкома или как комикса, в итоге получилась кровавая баллада о принце Датском, исполненная в морге, интересно, но достаточно традиционно по результату. Два эпизода, которые воспринял как открытие, как театральное чудо, которое будешь вспоминать долго, очень долго: Гамлет в костюме Бэтмена совершает какие-то немыслимые акробатические кульбиты на залитой водой сцене, чёрно-белый, графически виртуозный рисунок, брызги, ярость, неистовство, и сцена «Убийство Гонзаго», которую разыгрывают двое актёров из театра «Простодушных» — волшебно, кукольно, словно в лучших фильмах Гринуэя.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.