«БУШМИЛС. 1608» Рассказ

К концу рабочего дня коридор поликлиники заметно опустел. Из кабинета проктолога вышел пожилой мужчина тучной комплекции. Настала очередь Миры. Она сжала дрожащие колени и вцепилась в кожаные ручки сумочки. Нервное напряжение достигло предельного пика. Похоже приступа панической атаки не избежать. А ей непременно нужно пройти через процедуру и отмести нависший над ней диагноз.
Мира раскрыла сумочку и огляделась по сторонам. Пока в коридоре никого не было, она ловко открутила крышку фляжки и отхлебнула горячительной жидкости. Горло обволокло приятной густотой и согревающим теплом разлилось по телу. Во рту остался привкус меда и жженого дерева. За последние полчаса Мира уже трижды прикладывалась к фляжке, но только сейчас ощутила, что напряжение начало отпускать.
— Проходите, пожалуйста, — Мира подняла голову и увидела рыжеволосую девушку в белом халате.
Не чувствуя ног, она последовала за медсестрой. В кабинете проктолога было прохладно и пахло дезинфицирующими средствами. Доктор сидел к ней широкой спиной и заполнял карту предыдущего пациента. Судя по длине согнутых ног, что еле умещались под рабочим столом, в нем было не меньше двух метров. На столе врача Мира разглядела фотографию и хмыкнула. Только она может выбрать из тысячи специалистов проктолога-серфера. Рыбак рыбака видит издалека. Но выбрала она, конечно, его не из-за этого. Во-первых, у доктора была репутация, а во-вторых, его звали Марк, так же как ее покойного отца.
Ей указали на кушетку. Мира присела на самый край, не теряя зрительного контакта с дверью. Все внутри сжалось от страха.
— Марк Борисович, вы уверены, что справитесь без меня? — спросила рыжеволосая девушка, сбрасывая халат и на ходу поправляя прическу.
— Уверен, — отозвался доктор приятным баритоном и открыл карту вошедшей пациентки. — Если ты сейчас же не покинешь кабинет, твой муж начнет названивать каждые пять минут и испортит мне последнее свидание с ректоскопией.
Девушка хихикнула и, попрощавшись, выскочила из кабинета. Мира еле сдержалась, чтобы не выпорхнуть вслед за ней, она даже представила, как быстро смогла бы это сделать.
— Впервые у проктолога?
Мира вздрогнула и перевела взор на доктора, нижняя часть лица которого была скрыта под маской. Она скользнула взглядом по частям тела, что были в доступности, и отметила волнистые черные как смоль волосы, смуглую как у нее кожу, густые почти сросшиеся брови и пристально изучающие пациентку голубые глаза. Да, он тоже ее изучал. Взгляд спокойный, немного удивленный и усталый. Может, зря она записалась на прием в такой поздний час? Но в другое время ей пришлось бы отпрашиваться, а Гера-мегера, ее босс и заноза в заднице, навряд ли бы ее отпустила.
— Да.
На этом можно было бы ограничиться. Ответ короткий, исчерпывающий, но это же Мира. У нее никогда не было все просто.
— Обычно я хожу на свидания с гинекологом, — выпалила Мира, нервно теребя ручку дамской сумочки. — У нас с ним пятилетний роман.
Иносказание всегда было преддверием панической атаки и, видимо, она к ней близка как никогда. Доктор всматривался в лицо пациентки, оценивая ее психологическое состояние. Вот сейчас он сочтет, что она полная идиотка или истеричка. Как же стыдно! Но ее несло и остановить этот процесс она была уже не в силах. Обнадеживало только наличие фляжки в сумке как последнего спасительного средства.
— Тянет на постоянные отношения, — он оттолкнулся от пола и подкатился на кресле ближе к кушетке. Ее окатил аромат стойкого мужского парфюма.
— Он постоянно придумывает поводы для встреч, — Мира хохотнула, но тут же себя одернула и потупила взгляд. — А на днях так вообще учудил, посчитал, что в наших отношениях пропала искра, и предложил мне ненадолго поменять партнера.
— Правда? Какой негодяй! — доктор сложил руки домиком. По его искрящимся глазам, она поняла, что он улыбается. — Но, честно говоря, я рад, что и нам, скромным проктологам, тоже что-то перепало.
— А я очень расстроилась. Не то чтобы вы мне не нравитесь, доктор, не подумайте ничего такого. Просто свиданий было так много, что я бы с удовольствием взяла перерыв, но гинеколог настаивал.
Он взял ее за запястье, вскинул другую руку и уставился на часы.
— У вас учащенный пульс. Волнуетесь перед свиданием? — доктор откатился к столу и снова погрузился в ее медицинскую карту.
— Ужасно волнуюсь, можно сказать, что я в шоке, — призналась Мира и схватилась за горло, подавляя подступающую тошноту.
— Значит, вас отправил ко мне гинеколог на ректоскопию…
Он перевернул карту, всматриваясь на титульном листе в графу «имя», и Мира закатила глаза, предугадывая его реакцию.
— Эсмира? Какое необычное у вас имя.
— Зовите меня Мира и да, гинеколог думает, что эндометриоз мог распространиться на область кишечника.
— Вы готовились к процедуре?
— О, да! — выпалила она, вспоминая вчерашнюю «вечеринку» с трехлитровой банкой фурацилина.
— Хорошо, тогда давайте приступим, — он указал на ширму, — Переодевайтесь в больничную сорочку. Белье тоже снимайте, а то некоторые женщины считают, что без показа последней коллекции я и дня не проживу. Затем проходите в процедурный кабинет.
Мира слишком резво вскочила с места и немного пошатнулась, но тут же выровняла походку и прошла за ширму. Доктор вышел в соседний кабинет. По доносившимся звукам Мира поняла, что он моет руки и надевает перчатки. Страх накрыл ее новой волной, и она задрожала. Пальцы не слушались, девушка никак не могла справиться с пуговицами на блузке. Чтобы придать себе уверенности, она открыла сумку и отхлебнула из фляжки очередную порцию алкоголя. Волнистые, тщательно уложенные локоны собрала в косу и откинула ее на плечо.
Сорочка была странной. Мало того, что она ничего не прикрывала, так и завязывалась только на шее.
«Она не для больницы, а скорее для первой брачной ночи», — подумала Мира и, давясь от смеха, хрюкнула.
Ее взгляд немного затуманился. Выходя из укрытия, она чуть не снесла плечом ширму, но успела ее удержать, мысленно поблагодарив свою реакцию. Когда она вошла в процедурный кабинет, доктор раскладывал на лотке инструменты. Он был без халата, в медицинской униформе — синих брюках и сорочке с коротким рукавом. Взгляд Миры заметался по его оголенным предплечьям.
Увидев пациентку, нервно переминающуюся с ноги на ногу, он издал звук, похожий на выхлоп глушителя. Брови взлетели вверх.
— Что? — Мира неуклюже пыталась свести полы сорочки, но они упрямо не желали слушаться.
— Вы не представляете, как я рад нашему свиданию, — доктор шагнул к ней вплотную. От его близости по телу прокатилась горячительная волна желания. Она запрокинула голову и заглянула в его насмешливые глаза. — Своим ярким появлением вы разрядили гнетущую атмосферу тяжелого рабочего дня.
— Я умею производить первое впечатление, — она нервно сглотнула.
— О! Вы не представляете насколько! Смело можно сказать, что у вас талант в этой области! — взглядом он ощупал выглядывающую в разрезе грудь и спустился ниже. — Не подумайте, что я привередничаю, боже упаси, — он поднял руки, будто сдается в плен, — но разрез на вашем вечернем платье будет спереди только с вашим постоянным партнером, — он перевернул на шее сорочку и разрез оказался сзади, прикрывая все ее прелести от его улыбающихся глаз, — а я парень с вывертом.
Она густо покраснела и отвела взгляд. Доктор немного наклонился к ее лицу и принюхался.
— Что это за запах? Духи? — со смехом спросил доктор. — Не подскажете марку? Очень понравился аромат.
— Бушмилс… десятилетней выдержки… — прописклявила она.
— Да вы знаток в парфюмерии! Как приятно узнать о таком качестве девушки на первом свидании. Чувствую, что мы поладим, — и более серьезным тоном спросил: — Ну? Готовы?
— Пожалуй, мне нужно еще подушиться, — она метнулась за ширму и открыла сумочку.
Доктор оказался проворнее. Одним рывком завладел фляжкой и спрятал ее в выдвижном ящике рабочего стола. Показывая в сторону процедурного кабинета, он торжественно провозгласил:
— Ложе готово и ждет прекрасную даму!
С обреченным видом Мира поплелась к кушетке.
— Примите коленопреклоненную позу.
В этот момент ее умственный процесс скончался и приказал долго жить.
— Что? — захлопала глазами девушка.
— Встаньте на колени и обопритесь на локти, — предпринял вторую попытку доктор.
Она продолжала на него смотреть выпученными от страха глазами. Он примирительно улыбнулся и похлопал по кушетке.
— Мира, я не сторонник миссионерской позы, не путайте меня с вашим скучным гинекологом, в этом кабинете все гораздо веселее.
— Вы бы хоть ради приличия поухаживали за девушкой…
— Предварительные ласки не самая моя сильная сторона.
Мира тяжело вздохнула и кинула тоскливый взгляд в сторону двери.
— Я говорила вам, что являюсь действующим олимпийским чемпионом по «Бегу от проктолога»?
— А где вы видели здесь проктолога? — в недоумении он обвел взглядом комнату. — Здесь только я — ваш новый парень, который внесет в сексуальную жизнь разнообразие.
Его игривый тон успокаивал, а голос обволакивал и очаровывал. Мира тяжело вздохнула и, набравшись храбрости, коленями встала на кушетку. Увидела подготовленные доктором инструменты и, хватая ртом воздух, снова попятилась к стене.
— Что это?! — почти истерически прокричала она.
— Ректоскоп. С помощью него…
— Вы будете… эту штуку мне… нет! — ее глаза округлились от страха.
— Поверьте, вам не будет больно, он только с виду такой страшный… — его голос понизился на октаву, — я буду нежен…
Она замотала головой.
— Ладно, еще духи?
Мира кивнула.
— Но только один маленький глоточек.
Спасительная фляжка снова оказалась в ее руках, но доктор, как и обещал, позволил сделать только один глоток, а потом без всяких иносказаний объяснил, чем страшен диагноз и что следует немедленно с этим разобраться. В череде бесконечных медицинских терминов Мира ничего не понимала, она реагировала на его решительный тон, на его потеплевшие глаза и властные руки, которые отняли фляжку и снова заперли в ящике.
Он подвел ее к кушетке и положил руку на спину.
— Доверьтесь мне, Мира.
Взобравшись на кушетку, она вытянула вперед руки и прогнула спину. Полы сорочки распахнулись и оголили упругие ягодицы. Доктор залюбовался открывшимся видом, но титаническим усилием воли заставил себя отвести взгляд.
— Теперь я понимаю, почему гинеколог постоянно придумывает поводы для встреч, — он положил руку на поясницу девушки. — Можете еще прогнуться? Вот так…
Далее заговорил деловым строгим тоном, давая понять, что шутки кончились и теперь он настроен на работу:
— Расслабьтесь. Во время процедуры, постарайтесь не двигаться и не разговаривать. Дышите размерено.
Она кивнула. Доктор взял ректоскоп.
— Сделайте глубокий вдох…
Умственный процесс подал признаки жизни только после окончания процедуры. Мира не знала, сколько времени она провела на кушетке с задранным вверх задом — более унизительного положения и придумать нельзя. Если ее босс хоть раз на что-то пожалуется, она знает, на какую процедуру ее отправить. Уж она постарается расхвалить процесс в красках.
Сразу после процедуры Мира спросила доктора все ли в порядке, но он ушел от ответа, сказал лишь: «Перевернитесь на бок и полежите пять минут». Накрыл ее простынею и вышел. Когда же это было? Наверное, пять минут уже давно прошли. Надо вставать. Мира открыла глаза и огляделась. Верхний свет в процедурном кабинете был выключен. Комната освещалась только двумя бра. Сквозь щели жалюзи на ночном небе виднелись звезды. Она привстала, но у нее тут же закружилась голова.
— Ох, — она перевернулась на спину и подложила ладонь под голову.
Дверь в соседний кабинет тут же открылась, внушительная фигура доктора заполнила весь дверной проем. Марк Борисович успел переодеться. На нем были классический костюм-тройка, голубая рубашка и синий галстук. Теперь она рассмотрела его лицо и почувствовала, как кровь забурлила в венах.
«А он хорош! Чертовски хорош!», — подумала Мира.
Ну почему она не встретила его где-нибудь за ленчем в приличном ресторане? Или у друзей на дне рождения? Почему предстала в таком унизительном положении, да еще в неправильно надетой сорочке!
Он шагнул в кабинет и тихо спросил:
— Мира? Как вы себя чувствуете?
Девушка разлепила пересохшие губы и прошептала:
— Нормально, хочу пить.
— Я помогу вам встать и дойти до ширмы, а пока вы будете переодеваться, налью вам воды.
Мира хмыкнула и прочистила горло.
— Это так вы своим девушкам намекаете после проведенной ночи, что им пора домой?
— Только если роман вынуждено краток, — он протянул ей руку и помог подняться. Их лица были так близко, что она ощущала его дыхание и готова была биться об заклад, что он приложился к ее фляжке. — А судя по тому, что я увидел, повторного свидания у нас не будет.
— Что вы хотите этим сказать?
— Что у вас нет эндометриоза. А те симптомы, что мы с вами обсуждали во время процедуры, возникают из-за небольших трещин. Я выписал вам свечи. И чтобы восстановить слизистую оболочку кишечника, придется временно придерживаться диеты.
Казалось, Мира должна радоваться, но испытала укол досады. Жаль, ей бы хотелось его увидеть еще раз.
— Вам понравились мои духи? — Мира улыбнулась.
— Очень. Решил, что сегодня же куплю. Целый бутыль. И фляжку. Вы меня просто сразили ею… Эсмира…
Имя он произнес чувственно и с хрипотцой, от чего ее лицо зарделось. Его губы медленно потянулись к ее губам. Ох! Становится горячо, а когда горячо Мира убегала. Уж такая реакция, ничего не поделать. Если дан талант бегуна, то применяешь его повсеместно.
Мира отстранилась и скрылась за ширмой. Единственный помощник — алкоголь — предал и выветрился со скоростью космического ветра, оставляя ее в одиночку. Кое-как справившись с блузкой, будь она неладна, Мира надела туфли и застегнула ремешок на юбке. Распустила косу и встряхнула головой.
Пока она переодевалась, доктор нервно расхаживал перед ширмой. Его нервозность передавалась ей, как инфекция, усугубляя ее состояние.
Когда она вышла, доктор протянул рецепт и подробно объяснил нюансы диеты. Она кивала, еле сдерживая прерывистое дыхание. Смотреть ему в глаза она не смела, было стыдно. Что он о ней подумал? Алкоголичка и девушка с приветом?
— На обороте рецепта я записал вам свой телефон, звоните, если будут вопросы, — он пригладил волосы и сверлил ее взглядом, пытаясь понять настроение. — Мира? Почему вы молчите?
Набравшись храбрости, Мира подняла на него глаза. Сама того не желая, она уставилась на его губы и ее тут же охватила паника. Из последних сил она держалась, чтобы не заплакать, но подбородок предательски задрожал.
— Спасибо, доктор. Я рада, что наш роман вынуждено краток, — она жестом показала на фото в рамке и добавила: — Удачи в покорении Маверик.
Не дождавшись ответа, Мира рванула к выходу и выскочила в коридор.
— Мира! Постойте! — услышала она за спиной голос доктора и ускорила шаг. А затем более властный и требовательный окрик: — Мира! Вернитесь! Мира!
Но Мира бежала, ведь у нее же талант, а если не тренироваться, быстро потеряешь форму.
Три недели спустя, вернувшись из отпуска, Мира вышла на работу. Потянулись длинные осенние деньки, наполненные трудовыми буднями и ежедневными хлопотами. Поход к доктору забылся, хотя в первые дни она его часто вспоминала, и всегда с щемлением в груди. Она нашла его в социальных сетях и сохранила на рабочем столе ту самую фотографию, что стояла у него в рамке. И глядя на фото, поняла, что образ доктора, покоряющего гигантскую волну, успокаивал и напоминал о его голосе.
Доверьтесь мне, Мира.
Номер телефона на обороте рецептурного бланка прожигал ей дыру в кармане. Но она стойко держалась, унизительная поза во время процедуры, конфуз с алкоголем и сорочкой отдаляли объект мечтаний все дальше и дальше. Но внешние факторы стали ее врагами и не давали его забыть. Каждый раз, выполняя рекомендации врача, она вспоминала его чуть насмешливые глаза. И, конечно же, губы…
Звонки из клиники тоже не упрощали ей жизнь. Ее бегство даже в такой поздний час не осталось незамеченным. В первые дни после процедуры администратор, а потом и юрист клиники дотошно допытывались до причин такого поведения, но набравшись терпения, она каждый раз объясняла, что к доктору это не имеет никакого отношения, что к нему у нее нет претензий.
— Вы не поможете заполнить заявку на кредитование? — послышался мужской голос.
Мира поразилась наглости клиента и, не отрываясь от бумаг, недовольно буркнула:
— Отдел кредитования следующая дверь по коридору.
— Но на двери написано, что вы начальник отдела кредитования, а значит, можете помочь, мой случай сложный и очень запутанный, в нем только начальник разберется…
«Ну что за шутник?!», — со злостью подумала Мира.
Подняла глаза и увидела ЕГО. Волосы немного растрепаны, будто он попал под шквальный ветер. Кожаная куртка, джинсы, обтягивающая торс белая футболка. Довольная ухмылочка. В глазах озорной блеск. Этот Марк был ей совсем незнаком.
Она мгновенно вспыхнула и вспомнила прикосновения его теплых мягких рук, их иносказательные словесные перепалки.
Усилием воли Мира взяла себя в руки. Если Гера-мегера просечет, что это личный разговор, не видать ей премии как собственного затылка. Мира откинулась на спинку кресла и сложила руки на груди.
— Говорите, сложный случай? — она жестом пригласила его присесть. — Давайте разберемся с вашим случаем. Заявка от физического лица или юридического?
— Физического, — Марк сел в предложенное кресло и девушку снова захватил в плен аромат его парфюма.
Мира протянула ему заявку на оформление кредита.
— Вот в эти графы впишите печатными буквами фамилию, имя и отчество. А ниже ваши паспортные данные и фактический адрес проживания.
Марк извлек из кармана куртки паспорт и начал заполнять заявку. Он так старательно выводил буквы, что Мира уже подумала, что он действительно пришел брать кредит, и решила помочь.
— Вы уже брали у нас кредит?
— Нет, — он поднял на нее искрящиеся глаза и пригладил пятерней волосы.
— А в других банках?
Он покачал головой.
— Моя кредитная история девственна чиста.
— И что же вас побудило взять первый кредит? — усмехнулась Мира.
— Отчаяние, — решительно выпалил он и снова склонился над заявкой.
— Отчаяние? — Мира нахмурилась.
— Это личное.
— О! Извините, не хотела вас смущать, — сконфужено произнесла она и уткнулась в монитор.
И чего она лезет к нему в душу. Мало ли что может произойти у человека.
— Но, если вы ничем не заняты, могу рассказать.
— Если только сами этого хотите…
— Это из-за девушки! — выпалил Марк без предисловий.
— Из-за вашей девушки?
— Я бы не сказал, что она МОЯ… по крайней мере, ПОКА не моя…
Мира насторожилась.
— Понимаете, тут такое дело вышло. Чего скрывать? Я стреляный воробей, меня ничем уже не проймешь…
— По вам видно, — ехидно подметила Мира.
Но он оставил ее шпильку без комментария.
— …только недавно я говорил друзьям, что ни на какую любовь не променяю свою свободу, как судьба, будто в насмешку подбросила мне сюрприз. Встречаю я девушку неземной красоты. Сказать, что она красива, это ничего не сказать.
— Вот как? — от ревности Мира чуть не задохнулась.
— Да! — воскликнул Марк с чувством. — Она словно богиня, сошедшая с небес. Но вот незадача, я встретил ее во врачебном кабинете. Место, не совсем подходящее для знакомства.
Мира оцепенела. Так он что, о ней говорит? Или нет?
Она решила ему подыграть. Все-таки он поддержал ее игру, когда она нервничала. Почему ей не сделать то же самое? Мира напустила на себя нарочито заинтересованный вид и спросила:
— Так вы врач?
— Да, только не спрашивайте специализацию, я все равно не скажу.
— Надо же какая таинственность, — Мира подавила улыбку, стараясь сохранить серьезное выражение. — И что дальше?
— Она зашла в мой кабинет и села на кушетку. Я ее не видел, заполнял историю болезни пациента. А когда повернулся, меня как молнией ударило.
— Да что вы говорите! — теперь она уже была уверенна, что он говорит о ней и от этой мысли на душе посветлело.
— Передо мной сидела царица Нефертити собственной персоной! Экзотическая красавица, по-другому не скажешь. Кожа смуглая. Сначала я думал загар, но нет, оказалось она смуглая из-за происхождения, в ней есть восточная кровь. Длинные вьющиеся локоны свисают с плеч и струятся до поясницы. Цвет волос сразу не опишешь, — он взлохматил волосы, будто от этого его рассказ будет более красноречивым, — там и медные пряди и каштановые, точно красавица долгое время провела под палящим солнцем и впитала все оттенки осени. Карие миндалевидные глаза. Точеная линия подбородка. Губы по форме как две тихоокеанские волны. Цвет и блеск спелой колированной черешни. Так и впился бы в них и терзал до утра. Еле сдержался! А когда она улыбнулась, я чуть с кресла не упал. Сразила наповал!
Мира нервно сглотнула, по коже побежали мурашки. Нефертити? Так ее еще никто не называл.
— От ее тела меня чуть Кондратий не хватил. Я много повидал красавиц, но такую встретил впервые. Грудь, как наливные яблоки, так и просились в мою ладонь. Осиная талия. Бедра роскошные, покатистые. Ноги длиннющие. Ее будто сам Микеланджело вылепил. Я кое-как держался, пока она не заговорила. Мало того, что у нее голос как у ангела, так она еще и с чувством юмора оказалась.
— И что же вы сделали? — Мира прищурилась.
— Меня шокировал диагноз.
— Шокировал?
— Ну да, уж больно не хотелось, чтобы он у нее подтвердился. И я начал обследование. Ох! — Марка замотал головой. — Лучше бы я этого не делал!
— Почему? — Мира округлила глаза.
— Да кто ж знал, что со мной будет, когда она встанет на кушетку на колени и прогнет спину, — Марк сверкнул глазами и облизал губы. — Меня будто настигла ударная волна. Воздух в комнате выжгло. Я не мог ни вдохнуть, ни выдохнуть. От эрекции штаны чуть не разорвались. Если бы пациентка повернулась и увидела мою реакцию, меня бы в тот час же уволили. Понимаете, это совершенно непрофессиональное поведение. А я профессионал! По крайней мере, считаю себя таковым.
Потеряв дар речи, Мира хлопала ресницами, не зная, как реагировать. Но потом решила, что дождется окончания рассказа и уже тогда по ходу сориентируется.
— Не помню, что говорил ей, не помню, как проводил обследование. Все было точно во сне. Я рассыпался на части. И какая-то очень важная моя часть слилась с ней и больше мне не принадлежала.
Мира с шумом сглотнула и еле подавила подступающие слезы.
— Я в полном раздрайве. Попытался собраться, но не получалось. Рабочий день уже закончился, и мне нужно было ехать на деловую встречу, а я не мог и не хотел ее отпускать. Меня к ней тянуло как магнитом. Чем больше времени она была рядом, тем сильнее я привязывался. Она что-то почувствовала и испугалась. Черт! Я сам был напуган, чего уж греха таить! Я дал ей свой номер. Попросил позвонить, думал, она меня поймет. Я не мог ей сказать в открытую, но не собирался упускать свой шанс. У меня осталась ее вещь, и под этим предлогом я хотел с ней встретиться. Но она была со мной холодна. Говорила с горечью, будто я ее разочаровал. Потом занервничала и убежала. Я пытался ее остановить, но она умчалась как ветер. Если бы не фляжка — физическое доказательство ее недавнего присутствия, я бы подумал, что у меня была лихорадка, и она мне просто явилась в бреду.
Марк снова опустил голову и стал заполнять заявку.
— Почему вы не спрашиваете, что было потом? — упрекнул он ее после паузы.
— Ваш рассказ, — Мира прочистила горло, — немного меня потряс своим откровением. Так что было потом?
— А потом меня вызвали в администрацию и потребовали объяснений. Многие видели, как пациентка выбегала из моего кабинета с заплаканными глазами.
Теперь Мира поняла, почему ей дважды звонили из клиники, и ей стало не по себе от того, что из-за нее у Марка возникли неприятности.
— А что девушка?
— Все ждали иска.
— Иска? — переспросила Мира с ужасом в глазах.
— Иска за сексуальное домогательство. Черт! Я тоже его ждал! И был уверен, что не сегодня так завтра он точно придет. Вид у меня был виноватый и меня до выяснения обстоятельств отстранили от работы.
— Что?! Отстранили? — Мира вскочила и тут же снова плюхнулась в кресло.
— Прошла неделя, другая. Я жил как в аду. Но девушка исчезла. Я начал ее искать. Хотел поговорить и расставить все точки над «i». Ожидание меня убивало. В карточке подсмотрел ее электронную почту. Написал ей письмо, но она не ответила. Тогда я позвонил ей на работу. Мне сказали, что она уехала в отпуск. И все это на фоне того что я с ума по ней сходил. Она мне снилась каждую ночь. Я голову сломал пессимистическими мыслями. А вдруг у нее есть парень или еще хуже муж.
Марк бросил на нее осторожный взгляд и тут же отвернулся, делая вид, что заполняет кредитную заявку.
— Ведь такая красота не может быть никем незамеченной. Поклонники, наверное, в очередь выстраиваются.
Наконец-то Мира вышла из оцепенения и фыркнула.
— Что? Думаете, меня занесло?
— Однозначно.
— Говорю же мой случай безнадежен, посоветуйте, что делать, — взмолился Марк и отложил заявку в сторону.
— Судя по тому, что вы рассказали, девушка была ужасно напугана.
— Конечно, напугана, я вел себя непрофессионально.
— А я думаю, вы к себе несправедливы. Если бы она так считала, то давно бы вкатила вам этот иск. Как мне кажется, она даже об этом не думала. Живет своей жизнью дальше. Вы сказали, она поехала в отпуск? Наверняка ловила волну где-нибудь на Гавайях. Набралась сил и новых эмоций.
— И нашла себе парня, — мрачно добавил Марк. — Молодого, красивого, как она сама. А обо мне и не вспоминала. Зачем я ей нужен, старый стреляный воробей со своей одержимостью свободы.
— И опять я с вами не согласна.
Марк поднял на нее глаза.
— Она сама одержима свободой. Так что вполне понимает вас. Наверняка у нее уже был брак и ничего не вышло. Так что надевать на палец кольцо она точно не спешит. И что проку в молодых? В голове пустота. За душой ни гроша, одни оголенные нервы и вечный поиск приключений на округлости, что ниже спины. Может ей как раз нравится ваш типаж. А потом вы же красавчик, посмотрите на себя. От вас так и прет сексуальностью.
Марк с облегчением вздохнул.
— Тогда почему она мне не ответила на письмо?
— Да потому что не получала его. Почта, указанная в медицинской карте, наверняка со старой работы. А может в спам ушло.
— Но почему она сбежала из моего кабинета и не дала объясниться?
— Думаю, ей было стыдно!
— Стыдно? За что? — Марк с удивлением уставился на девушку.
— Какое она оставила после себя впечатление? Прикладывалась к фляжке как заядлая алкоголичка. А потом эта экзекуция в унизительной позе. Она чуть со стыда там не провалилась.
— Это медицинское обследование, чего стыдиться?
— Может для вас и так, но не для нее.
Марк потер лицо ладонями и уставился на Миру. Вид у него был растерянный. На лице медленно расползалась смущенная улыбка.
— Вы думаете, у меня есть шанс?
— Шанс есть, но будьте осторожны, — Мира предостерегающе выставила ладонь, как бы ограждаясь от него. — Ей нужен парень, который будет с ней честен, без пустых обещаний.
Он кивнул и потер подбородок, как бы размышляя, говорить или нет.
— Я хочу забрать ее сегодня после работы и отвести к себе домой.
Мира откинулась на спинку кресла и нахмурилась.
— Домой? — переспросила она. — Зачем?
— Я тут поспрашивал, и знающие люди сказали, что девушка сбегает с первых свиданий, поэтому я решил их отменить. К черту первые свидания! Знаете, я не настолько терпелив как кажется на первый взгляд. Три недели ожидания порядком меня вымотали. Еще чуть-чуть и у меня бы сдали нервы. Поэтому я подумал, что лучше привести пока еще не мою девушку к себе домой, приготовить ей самую лучшую лазанью и поужинать на мансарде, откуда открывается потрясающий вид на ночную Москву. Я расскажу ей о себе, о путешествиях, о планах на будущее. А она расскажет о себе. А потом мы займемся сексом…
— Ну уж дудки!
— Что? Почему? — недоумевал Марк.
— Против мансарды, лазаньи и вида на Москву ничего не имею, мне даже нравится идея отменить первые свидания, но секс… тема очень щекотливая…
— Вот как? — усмехнулся Марк. — У не моей пока девушки есть особые пожелания?
— Дело не во мне, а в вас… — Марк нахмурился и Мира пояснила: — Это ваше сексуальное разнообразие и веселье через край, про которое вы говорили в кабинете, все это не для меня.
С минуту Марк пялился на девушку и чувствовал себя полным идиотом. О чем она говорит? И тут до него наконец-то дошло!
— О! Так вот вы о чем! Господи! На счет этого будьте спокойны. Тогда я просто хотел вас подбодрить, а от переизбытка чувств нес всякую ахинею.
Марк обошел стол, одним рывком выдернул ее из кресла и притянул к себе.
— Мира, — от волнения голос охрип, в глазах плескалась страсть. Он осыпал ее шею и лицо поцелуями, — в интимной жизни я еще тот консерватор. И что-то мне подсказывает, что как раз миссионерская поза вскоре будет моей самой любимой.
— Вот как? Почему же? — Мира задыхалась в его объятиях, голова кружилась, все тело наполняла сладкая истома.
— Потому что хочу видеть глаза теперь уже МОЕЙ девушки в момент наивысшего пика. Глаза цвета виски «Бушмилс» десятилетней выдержки. Мира… — он добрался до ее губ, поцелуй получился чувственным, нежным. В каждом движении Марка чувствовалось нетерпение. — Скажи мне «да». Мира…
О чем он просил было уже не важно, она растворилась в его руках, в его губах и аромате, что окутывал и околдовывал ее сознание. Боковым зрением она видела, как в сторону ее кабинета стремительно несется торпеда по прозвищу Гера-Мегера. Еще бы! Ее целует парень в кабинете со стеклянными стенами и весь банк это видит. Ох! Не видать ей премии, как своего собственного затылка…
— Да!

Инесса Давыдова.

Please follow and like us:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *